Случаи

Наилучшим образом все эти положения иллюстрируют поведение преступника, которое в действительности представляет собой проявление комплекса неполноценности par excellence*.  Трусость и глупость преступника взаимосвязаны как две части одной тенденции.

Так же обстоит дело и с пьянством. Акоголики ищут облегчения своих проблем и малодушно удовлетворяются, находя его в никчемном и даже пагубном поведении.

Образ мыслей этих людей резко расходится со здравым смыслом, свойственным установкам нормальных людей. Преступники, например, всегда винят других и при этом держат оправдания для себя. Они рассуждают о неприбыльности труда, о жестокости общества, которое их оттолкнуло, рассказывают о каких‑то внутренних приказаах, которым невозможно противостоять. Во время приговора они всегда находят оправдания, подобно убийце детей Хикману, который сказал: «Меня вел приказ свыше». Другой убийца говорил после приговора: "Что толку было в этом мальчишке, которого я убил?

Есть миллионы других!" Некоторые же «философы» даже заявляют, что нет ничего плохого в убийстве богатой старушки, когда так много дельных людей голодает.

Нас потрясает болезненная логика подобных аргументов. Все мировоззрение этих людей обусловлено их совершенно бессмысленными целями, выбор которых зависит от недостатка смелости. Их жизнь нуждается в постоянном оправдании, тогда как общественно полезная цель обходится без слов и не нуждается ни в каких объяснения своих преимуществ.

Давайте на примере нескольких клинических случае посмотрим, как установки и цели, бывшие социальными превращаются в антисоциальные. Начнем со случая девочки четырнадцати лет из честной добропорядочной семьи. Семью содержал отец, который тяжело работал, пока болезнь не приковала его к постели. Ее мать, всеми уважаемая женщина, посвятила себя заботе о своих шестерых детях. Первая дочь, которая умерла в возрасте двенадцати лет, была замечательно талантливым ребенком. Вторая девочка поначалу тоже много болела, но затем выздоровела и благодаря своему хорошему положению в обществе поддерживала семью. Затем родилась героиня нашей истории. Она отличалась завидным здоровьем и ее родители, которые вечно были заняты больными детьми, не уделяли ей времени. Существовал еще младший брат, у которого также талантливость сочеталась с болезненностью. В результате Анна, назовем нашу героиню так, оказалась в окружении детей, которые были более любимы и опекаемы, чем она, и в конце концов ощущение того, что ею пренебрегают, привело к чувству неполноценности.

В школе, однако, дела у Анны шли хорошо, она была лучшей ученицей.

Учитывая ее прилежание в учебе, учительница порекомендовала ей продолжить образование и уже в тринадцать с половиной лет она перешла в высшую школу*.

Здесь она встретилась с новым учителем, которому не понравилась. Возможно, в начале ее успехи были не блестящи, но как бы там ни было, без соответствующих поощрений и доброжелательного внимания ее дела пошли хуже.

До тех пор, пока первая учительница ценила ее, она не была проблемным ребенком: у нее была хорошая репутация как среди учителей, так и среди соучеников. Однако, глядя на ее дружбу, можно было заметить негативные тенденции ее характера: она постоянно критиковала своих друзей и все время пыталась играть первую роль в их обществе. Она стремилась находиться в центре внимания, любила лесть я не признавала критики.

Целью Анны было добиться признания, всеобщей любви и заботы. Она обнаружила, что это было возможно только в школе. Однако в новой школе она столкнулась с препятствиями. Учителя часто упрекали ее в том, что она не готовится к занятиям, за ней закрепилась плохая репутация, так что в конце концов она стала прогуливать школу, иногда не появляясь в ней несколько дней подряд.

Дела шли все хуже и хуже, и однажды было предложено исключить ее из школы.

Следует заметить, что исключение из школы не помогает решить ни одну проблему. Оно является признанием школы и учителя в своем бессилии. Но если это так, почему бы им не обратиться за помощью к тем, кто, возможно, в состоянии что‑то сделать в подобных ситуациях? Возможно, после разговора с родителями Анны можно было бы прийти к договоренности попробовать другую школу. Возможно, нужен был другой учитель, понимающий Анну лучше. Но рассуждения ее учительницы были приблизительно следующие: «Если ребенок прогуливает и отстает в учебе, он должен быть исключен!» Подобное рассуждение – демонстрация частной логики, а не логики здравого смысла, которая особенно необходима учителям.

Можно догадаться, что произошло впоследствии. Девушка потеряла свою последнюю связь с жизнью и почувствовала, что потерпела поражение во всем.

Изгнание из школы убило то небольшое уважение, которым она пользовалась дома. Тогда она убежала и из дома. Она исчезла на несколько дней и ночей, и финалом ее странствий стала любовная связь с каким‑то солдатом.

Действия Анны довольно прозрачны для понимания. Ее целью было получить признание, и какое‑то время она добивалась его и действовала вполне разумно.

Но после того, как неудачи посыпались на нее одна за другой, она попыталась добиться его любой ценой. Вначале солдат ценил и любил ее. Однако позже семья получила письмо о том, что она беременна и хочет отравиться.

Написать подобное письмо своим родителям вполне соответствовало характеру Анны. Ее поступки были проникнуты ожиданием признания, это и определяло ее действия. Она знала, что мать в отчаянии и поэтому не будет упрекать ее и что семья будет очень рада обрести ее вновь.

В лечении случаев такого типа чрезвычайно важно умение поставить себя на место пациента с установкой эмпатии, в данном случае, идентифицировать себя с человеком, который жаждет признания и движется вперед к этой цели.

Нужно спросить себя: «Что бы я делал в этой ситуации?» При этом необходимо принять во внимание пол и возраст. Очень важно ободрить такого человека, поддерживая его конструктивные, полезные действия. В конкретном случае, рассматриваемом нами, нужно постараться подвести разговор к моменту, когда бы Анна сказала: «Может быть. мне следует поменять школу, но я не конченный человек. Может быть, я недостаточно занималась. Может быть, я неверно смотрю на вещи. Может быть, в моем поведении в школе было слишком много частной логики и я не понимала учителя!» Очень важно ободрить человека и придать ему смелости, и тогда он научится действовать с пользой для себя и окружающих.

Именно недостаток смелости вместе с комплексом неполноценности разрушают личность.

Давайте поставим другого человека на место этой девушки. Например, довольно распространен случай, когда мальчик ее возраста, потеряв уверенность в себе в школе, втягивается в какую‑нибудь банду, становится преступником. Это поведение легко объяснить. Если во время учебы в школе чувство уверенности в себе и надежды покидает мальчика, он начинает опаздывать, подделывать подписи, не выполнять домашнее задание, и искать любые предлоги, чтоб только не идти в школу. Здесь‑то и находятся дружки, которые, возможно, уже прошли этот путь ранее. Он совершенно теряет интерес к школе, все больше развивая частное мышление.

Комплекс неполноценности часто связан с мыслью, что у человека нет каких‑то особых способностей. С точки зрения индивидуальной психологии мнение, что одни люди одарены, а другие нет – ошибочно, а признаком комплекса неполноценности является то, что мальчик или девочка попросту разочаровываются в аксиоме «Каждый может добиться всего, чего он хочет» и чувствуют себя неспособными достичь своей цели в деятельности, которая была бы полезной с точки зрения общества.

Одной из составляющих комплекса неполноценности является также вера во врожденные качества. Если бы это было правдой и успех полностью зависел от врожденных способностей, психологу просто нечего было бы делать. На самом же деле, однако, успех зависит от смелости, и задачей психолога является превратить отчаяние в надежду вместе с которой приходит энергия для выполнения конструктивной работы.

Иногда из‑за чувства отчаяния исключенный из школы шестнадцатилетний юноша может совершить самоубийство. Самоубийство – это разновидность мести и в то же время обвинение обществу. Это юношеский способ самоутверждения на основе логики частного миропонимания, но не здравого смысла. Все, что необходимо сделать в данной ситуации психологу, это завоевать доверие юноши и вдохновить его на конструктивные действия в полезном русле.

Можно привести множество других подобных примеров. Скажем, случай одиннадцатилетней девочки, не любимой своей семьей. Чувствуя неприятие окружающих предпочтение, которое оказывается другим детям, она становилась раздражительной, сварливой и непослушной. Эта ситуация также довольно проста для анализа. Девочке недоставало признания. В начале она пыталась бороться, вскоре – потеряла надежду. Дело дошло до воровства. С точки зрения индивидуальной психологии, воровство ребенка – это не столько преступление, сколько действие с целью восполнить нечто недостающее. Воровство этой девочки явилось результатом отсутствия в ее жизни настоящей близости, результатом чувства безнадежности. Дети часто начинают воровать, когда чувствуют себя лишенными чего‑то очень важного для их жизни. Это чувство может не соответствовать реальной ситуации, однако именно оно является психологической причиной поступка.

Еще один случай связан с девятилетним незаконнорожденным мальчиком, который жил с приемными родителями и был очень тихим, домашним ребенком.

Родители не слишком утруждали себя заботой о нем, и единственным радостным событием в его жизни было, когда мать давала ему леденец. Если же почему‑либо его желание оставалось неудовлетворенным, мальчик ужасно страдал. Спустя какое‑то время мать вышла замуж за мужчину довольно преклонного возраста и родила девочку, ставшую единственным утешением старого человека. Причина, по которой мальчик оставался в семье, было нежелание платить за его содержание вне дома. Мужчина, баловавший свою любимую дочь, каждый раз, приходя домой, приносил для нее какую‑нибудь сладость, в то время как о мальчике забывал. В результате тот стал воровать леденцы и продолжал это делать несмотря на побои отца. Может показаться, что в этой ситуации он проявлял смелость, но на самом деле это не так. В нем постоянно жила надежда избежать разоблачения.

Описанный случай – это пример поведения нелюбимого ребенка, никогда не знавшего добрых чувств со стороны других. Необходимо завоевать его доверие так, чтобы он почувствовал нормальное человеческое отношение. Когда он научится сопереживать и ставить себя на место других, он поймет, как чувствовал себя его отчим, видя, что он ворует, и что переживала маленькая девочка, обнаружив, что ее конфета исчезла. В этом примере мы можем еще раз увидеть, как отсутствие социального чувства. верного понимания и смелости, которые составляют единое целое, формируют комплекс неполноценности – в данном случае, комплекс нелюбимого ребенка.

Смотрите также

Практика моделирования
Почему бы теперь вам самим не попробовать свои силы? Например, вы можете попытаться научиться быстро считать в уме. Понаблюдайте за каким‑нибудь человеком, которому хорошо это удается, и поп ...

Клиент-центрированный подход
Клиент-центрированный подход - Клиент-центрированный подход - направление психотерапии, характеризующееся ориентацией терапевта на рефлексию и приятие непосредственных переживаний клиента, стимулирова ...

Когда появляется эффект обезболивания?
Все зависит от индивидуальности пациента. У одного боль исчезает мгновенно, у другого через несколько часов после сеанса, а третьему нужна серия сеансов. Застарелая боль требует больше времени для ...