Технология мышления
Страница 18

Во-вторых, кроме забот о пропитании и защиты, на родителях лежит еще забота о “воспитании”, то есть о передаче каких-то знаний, навыков и, вообще, накопленного опыта. Эта особенность является принципиально важной для понимания происхождения сознания человека. Дети человека также как и детеныши других млекопитающих, получают часть своих знаний о жизни не только на уровне наследственной информации, но и путем обучения, воспитания. В отношении человека это не только верно, но и исключительно важно: ребенок, выросший, например, среди диких животных, уже никогда не сможет стать полноценным человеком. У таких “маугли” в ранние детские годы пропущен важнейший момент для передачи им навыков, опыта и знаний о жизни со стороны их родителей-людей. “Приемные родители” (волки, медведи и пр.), естественно, не могут научить тому, чего не знают и что им не нужно в их жизни. Поэтому научить таких одичавших еще в раннем детстве людей даже упрощенному языку, дело крайне сложное, если вообще возможное. Человек, выросший вне своего общества утрачивает свой интеллект, сознание его деградирует. Хотя правильнее было бы сказать, что потенциальные возможности его сознания просто не были реализованы и востребованы теми условиями и образом жизни, в которых он оказался по воле случая .

В-третьих, для класса млекопитающих в целом характерна особенность жить семьями или стадами – это тоже возможность обучения и усвоения необходимого опыта.

Сравните заботы о своем молодом поколении земноводных, пресмыкающихся или рыб: их миссия по продолжению рода исчерпывается, как правило, откладыванием яиц или икры. Дальше молодое поколение предоставлено самому себе, во всяком случае, никаким обучением их родители себя не утруждают. Вероятно, именно отсутствием заботы и опеки со стороны родителей и объясняется очень высокая плодовитость таких типов и классов животных. Здесь мы сталкиваемся с двумя стратегиями выживания в отношении продолжения рода. В одном случае ставка делается на количество (из тысяч икринок только немногие смогут развиться во взрослых лягушек), а в другом – на качество (потомство немногочисленно, но находится под защитой и опекой со стороны родителей).

С первого дня своего появления на свет котенок или щенок начинает постигать и изучать мир, и первую помощь в таком изучении оказывают именно родители. Несколько позднее наступает период более активного изучения внешнего мира – то, что мы считаем их детскими играми. Однако на самом деле это их настоящая школа жизни. Почему не все навыки, знания и стереотипы поведения передаются на уровне наследственной информации, и часть таких знаний передается путем обучения? Это выглядит странно, тем более что сам “перечень предметов обучения” заложен именно на уровне глубинного сознания. Получается, что тех же котят нужно чему-то научить, но каждый “учитель” учит тому, что он сам умеет или знает. Но с другой стороны, именно такой подход и позволяет “приобщить” к наследственным и полученным от родителей знаниям и свой собственный жизненный опыт – здесь видна преемственность между древними и более новыми способами накопления и передачи знаний о жизни.

Для сравнения: крокодильчик, только что вылупившийся из яйца, практически уже готов к самостоятельной жизни. Все необходимые навыки и знания о жизни он получает при рождении: ему уже известны виды его естественной пищи, способы добывания пропитания, а также способы пассивной и активной защиты от врагов.

Некоторые вопросы вызывают поведение птиц, и в первую очередь тех из них, которые в полной мере сохранили способность летать. Их птенцы тоже рождаются слабыми и беспомощными, как и детеныши млекопитающих, и по этой причине родители тратят немало времени и сил на заботу о своем потомстве. Но при более внимательном рассмотрении этого феномена нетрудно заметить и принципиальное различие: это именно забота о выживании потомства. То есть все сводится к двум функциям: добыванию корма и посильной защите от врагов. Обучение, как таковое, отсутствует. И хотя может сложиться впечатление, что родители, например, учат выросших птенцов летать, однако это не так. Родители только страхуют своих птенцов от вполне реальных опасностей, количество которых резко увеличивается при первых пробных полетах. Характерна тактика взрослых птиц, когда они пытаются отвлечь внимание врага на себя и стараются как можно дальше отвести его от плохо летающего птенца. Да и как можно научить летать птенца, тем более что учить его летать придется в воздухе, а не на земле? Для сравнения: нельзя научить человека плавать на берегу, и это при том, что способность к обучению у человека неизмеримо выше, чем у любых других животных. (Как ни странно, но человек, по-видимому, один из очень немногих представителей своего класса, утративший врожденную способность плавать. И это тем более странно, что жизнь людей практически всегда была связана с водой, они всегда селились вблизи рек, озер, морей .)