Технология мышления
Страница 3

Первая идея вытекает из хорошо известного труда Ч. Дарвина “О происхождении видов путем естественного отбора .” (1859 г.). Если человек произошел от обезьяны и таким естественным образом “унаследовал” от своих далеких предков общее строение своего организма, равно как и всех его частей (например, кисть руки), всех внутренних органов и систем жизнеобеспечения, то почему мозг человека должен быть исключением из общего правила? Хотя люди традиционно и считают приматов неразумными существами, однако до сих пор еще не удалось обнаружить ни одной обезьяны, у которой не было бы головного мозга. Почему же люди считают, что сознание человека возникло на “пустом месте”? “Из ничего – ничто”, – это хорошо известный тезис и пока еще никому ни удалось его опровергнуть. И не удастся, хотя бы потому, что любое такое “доказательство” вступит в явное противоречие с фундаментальными законами Природы о сохранении материи. Мозгу человека предшествовал мозг обезьяны, точно так же как и любому другому органу предшествовал соответствующий прототип. Это представляется достаточно очевидным и вряд ли нуждается в доказательствах. Следующий из этих предпосылок логический вывод, что сознанию человека предшествовало сознание обезьяны, нуждается тем не менее в таком доказательстве, но не по причине его неочевидности, а по причине стойких предрассудков и стереотипов человеческого мышления.

Вторая идея принадлежит нашему знаменитому соотечественнику И. М. Сеченову: ”Все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы” (1863 г.). Остается только удивляться его необычайной прозорливости: ведь по существу эти слова являются ключом к проблеме человеческого сознания и мышления, проблеме, которая не дает нам покоя на протяжении уже многих тысяч лет . Удивительно и другое: обе идеи были известны почти полтора века назад и никто не мешал задуматься над их значением или как-то связать их между собой – ведь они несут в себе огромный, нереализованный научный потенциал. Настоящая работа раскрывает и развивает эти идеи, доводит их до логического завершения. Забегая вперед, можно сказать, что именно с таких позиций удалось ответить на многочисленные и трудные вопросы, связанные с нашим сознанием и мышлением.

При обосновании теории “Технология мышления” был использован логический метод анализа, как наиболее универсальный. Не следует считать этот метод чисто формальной логикой. Возможно, методы формальной логики хорошо подходят к решению проблем математики или физики, но к проблеме сознания человека такой подход был бы малопродуктивным: слишком много здесь неизвестных и слишком много “естественных” научных направлений связано с этой проблемой, таких как биология, медицина, психология, лингвистика и многие другие. Соответственно, такие знания носят не столько абстрактный, сколько конкретный характер. При всем уважении к этим наукам их нельзя считать “чистыми и идеализированными науками”, которые способны отвлечься от второстепенных фактов и факторов и возвысится над всем и вся в своей логической чистоте, абстрактности и “непорочности”, как, например, математика.

Фактическим материалом послужили многочисленные и общеизвестные примеры, показывающие и подчеркивающие особенности человеческого сознания, мышления и поведения. На многие, в том числе и “главные”, вопросы новая теория позволяет дать достаточно обоснованные, “логичные”, хотя нередко и неожиданные ответы. Тем не менее на очень многие вопросы ответов пока нет, и в первую очередь это относится к проблемам и процессам, связанными с памятью человека. Если и сам феномен сознания является классическим “черным ящиком”, то по отношению к памяти это определение верно вдвойне: об этом аспекте сознания нам практически ничего неизвестно.

Детальное изучение тех или иных вопросов изначально не входило в задачи настоящей работы, поэтому приводящиеся многочисленные и хорошо известные факты из других областей науки, например, биологии, носят общий, а не узкоспециальный характер. В равной мере это относится и к многочисленным аналогиям и примерам. По той же причине в работе практически не используются узкоспециальные научные термины.